Страницы: <<  1  2  3  4  5  >> 

Да! Кроме обязанностей, у каждого из нас есть хобби. Объясняю. Хобби - это страсть, увлечение, собирательство. Ольга Алексеевна, к примеру, время от времени покупает медицинские книги и даже читает их. Так она отдыхает. Борис Борисыч любит выстричь рецензию из газетки про своих знакомых писателей. Прочтет, повздыхает в отдельных случаях, скажет: «Хорошо отстегали беднягу, жаль парня», а потом аккуратно вырежет квадратик и спрячет. Санечкино хобби мне тоже известно. Он стихи пишет. Правда, последние мне не попадались, стал скрывать. А вот раньше я их находила - бросал по всей комнате (см. приложение к этой книге).

Для себя хобби я долго придумать не могла. Как-то решила собирать кости, но Ольга Алексеевна сразу же выволокла их из-под кровати и вышвырнула в ведро. Тогда я размыслила иначе. Раз в нашем доме большинство пишет, то отчего же и мне не примкнуть к большинству. Конечно, я бы могла стишок написать, такое со мной уже случалось, но это дело не оригинальное, скажут: слизала с Санечки. И тут мне в голову ударила гениальная мысль: летопись! Я даже залаяла от восторга и стала свой хвост ловить. Именно, летопись! История! Записки о семье Дырочкиных! Никто, клянусь, никто кроме меня, такое выдюжить не способен.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ИМЯ

Итак, пора представиться. Мое имя – Жмотика. Странно? Пожалуй. Какое-то время я и сама так считала, но теперь мне это необычное слово нравится. Имя мое имеет свою короткую историю, попробую рассказать. Дело в том, что каждое новое поколение щенков моих родителей называли на какую-то новую букву. Самых старших на «А». Это были здравствующие теперь Агрегат, Атос, Атеросклероз и другие красавцы. Потом пошли на «Б»: Буцефал, Бабетта… На «В»: Верона, Валокордина, Ватрушка… Были и на «Г», и на «Д» и на «Е». Я родилась на трудную и редкую букву – «Ж». Говорят, когда меня принесли домой, то несколько дней все ходили чрезвычайно озабоченными. И не только родные, но и все друзья Бориса Борисыча и Ольги Алексеевны.

- Жоржета! - говорила они друг другу и смотрели в глаза, ожидая участия и поддержки.

- Нет, - возражали другие. - Это слишком торжественно и тяжело.

- Женевьева, Женева, Жерминаль, - подряд выкрикивали другие. Но Ольга Алексеевна сомневалась.


Страницы: <<  1  2  3  4  5  >> 
Последние мнения пользователей
Автор: Маришка
Семен Ласкин удивительным образом понимал душу ребенка. Сама читала в детстве "Саню Дырочкина" и не могла остановиться. сейчас с таким же удовольствие...