Страницы: <<  1  2  3  4  5  >> 

Потом приходили Саничкины друзья. Оказывается, и они решили сделать ряд предложений.

- Ее можно назвать Ждунька, - говорил кто-то их них. - А коротко – Дунька.

- Нет, - отчего-то не соглашалась Ольга Алексеевна.

- Тогда, Жручка? А коротко – Ручка.

- Нет, - упорствовала Ольга Алексеевна.

- Может, Жулька? А коротко – Жулик?

- Что вы, - вздыхала Ольга Алексеевна.

- Нужно, чтобы решила сама собака, - однажды заявили гости.

- Как же?

- А так.

И они написали все имена на бумажках, бумажки скатали в трубки, трубки кинули в шапку, там перемешали и высыпали на пол.

Потом Санечка достал меня из-под батареи и шепнул:

- Ищи, псинка!

И я стала искать. Говорят, я долго обнюхивала бумаги, но они не пахли. Это меня разозлило. И схватила зубами сразу три штуки.

- Жмота! - первый закричал Саня. - Жмота!

- Я возражаю, - сказал Борис Борисыч. - Разве это достойное имя для такой собаки.

- Но это имя мы можем облагородить, - вмешался Валерий Карамзин, друг Бориса Борисыча.

– Собака может стать Жмотикой, а коротко ее зовите Тика. И он тут же зацокал языком и затикал.

- Нет, - сказал Саня. - Тика нам не подходит. Это птичье имя. Я предлагаю звать ее Мотей.

- Только не Мотей! - закричал еще один друг Бориса Борисыча Эммануил Митрофанович Зетов и весь залился краской. - Заклинаю вас!

- Но почему же?

- Мотя, - сказал он, глядя себе под ноги. - Мотя - это мое имя, а Эммануил – псевдоним.

- Мы подумаем, - сдержанно сказал Борис Борисыч, но я поняла, что все решено.

... Итак, в середине марта того еще года имя Жмотика было занесено в мой паспорт.

Мои родители Алташ и Винцетта, - многократные медалисты, чемпионы страны по красоте среди собак нашей породы. Мой дедушка будто бы чемпион мира, но я этого не проверяла. Поговаривают, что весной и меня представят к награде. Впрочем, время покажет.

Первые месяцы я считала, что Мотя имя редкое, исключительное, но теперь я поняла, как ошибалась. Стоит погромче крикнуть «Мотя!», как почти все оборачиваются.

Я уже знаю:

- Марка Ивановича (он же Мотя).

- Матрену Васильевну (она же Мотя).

- Матвея Григорьевич (он же Мотя).

- Эммануила Митрофановича (см. выше).

Андрея Вениаминовича (он же Мотя, но в домашней обстановке).

Так что когда Ольга Алексеевна начинала звать «Мотя! Мотя!» все сразу поднимали головы. Теперь я этому не удивляюсь. Привыкла.


Страницы: <<  1  2  3  4  5  >> 
Последние мнения пользователей
Автор: Лида
Мое книжное детство прошло фактически с семьей Дырочкиных. Теперь даже и не смогу, наверное сказать, сколько раз я читала эту книгу. Просто невообрази...