Страницы: <<  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  >> 

Живём мы в огромном доме на двенадцатом, последнем, этаже. Когда мы стоим на балконе, то радуемся, что над нами никто не живёт, только птицы.

Перед нашими окнами величаво, как сказано в одном стихотворении, течёт Нева. А на другом берегу в солнечные дни вспыхивает золотом Смольный. В туман он едва виден, но если не торопиться и ждать, то очертания Смольного будут проявляться всё чётче и чётче, пока всё здание не засветится жёлтым...

Свой двенадцатый я люблю больше всего из-за лифта. Мишка Фешин, который думает, что его папа сильнее моего, от зависти лопается, когда я в лифт залезаю. Его квартира на первом этаже, и родители ему запрещают на лифте кататься.

Я этого не знал и однажды его обидел.

— Чего, — говорю, — влезаешь? Твой этаж — первый. А он как завопит:

— Мы, между прочим, за лифт тоже платим, так что имею право!

Я подождал, когда он успокоится, и тихо ему говорю:

— Вы, мне кажется, за чистоту во дворе платите, вот на метле и катайся.

Он онемел. И вдруг как закричит:

— Это ты на своей Моте катайся; она лучше метлы метёт!

Я нажал на кнопку и уехал.

А про Мотьку Мишка не зря сказал. Когда мы с ней прогуливаемся, то на улице останавливаются все прохожие, улыбаются. Одни из-за длинной шерсти её полотёром называют, другие — пылесосом. А Майка Шистикова, с которой мне приходится сидеть за одной партой, сказала, что её папа — он капитан дальнего плавания —считает, будто бы Мотька по-месь крокодила со шваброй. Капитанов дальнего плавания и уважаю, НО как ему могло такое прийти в голову, понять не могу.

Мотя — скайтерьер, порода очень редкая. Её бабушка жи-вёт в Чехословакии, а мама, сестра и братья — в Польше, так что родственники у неё за границей.

Роста Мотя небольшого, двадцать пять сантиметров, но если считать в длину от хвоста до кончика носа — метр. Го-лона у Мотьки квадратная, кирпичом.

Лифтёрша из нашего дома, которая вообще собак ненавидит—она по своей любви кошатница, — заявила, что Мотька похожа на морского окуня, потому что голова у неЗ большая и зубастая пасть. Странно! У лифтёрши тоже голова не малом, кая, но её никто так не обижал.По научным книгам, скайтерьер — собака охотничья. С ней охотиться можно на лис и выдр.Пока у меня ружья нет, я Мотьку мячиком тренирую.Брошу мячик и кричу:

- Мотя! Выдра!

Если у Мотьки хорошее настроение, она охотно за мячиком бежит, а если плохое, то ляжет и рычит, не даёт мне двинуться. Приходится мне тогда уроки садиться делать или (тихи писать. Сколько я в такие трудные минуты стихов на-, писал! Привожу одно: Мотька кажется птицей вороном, если издали посмотреть. Мы тут ходим боком, боком, только б не задеть. ... Бежит, язык мотается вперёд-назад,Уши поднимаются, глаза — горят. Качается на шее,как на гвоздике, сердитый кубикс чёрным носиком.

По возрасту мы с Мотькой чуть ли не ровесники. Когда мы гуляем и люди спрашивают, сколько мне исполнилось, то обя-вательно удивляются, какой я маленький, но если узнают про Мотю, что ей на три года меньше, чем мне, — ахнут: какая она, оказывается, уже старая. Теперь я отвечаю, что мы с ней почти одногодки, и все улыбаются.

У нас и семье у всех есть обязанности.


Страницы: <<  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  >> 
Последние мнения пользователей
Автор: Сам-Сам
Семен Ласкин пишет удивительно интересные биографии знаменитых людей. Многие мои друзья сильно удивляются, когда видят, что у меня в машине лежит кинг...
Нейроклиника: медикаментозный аборт история на сегодняшний день остается самым безопасным для организма методом прерывания беременности.