Страницы: <<  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  >> 

Домой он пришёл расстроенный. Отдал маме продукты и заявил категорически, чтобы мама освободила его от такой работы. — В воздухе не было ни магазинов, ни чеков, — сказал папа. — Никто не просил стоять меня в очереди. И верно. Мой папа, Борис Борисович Дырочки, как я говорил, был до недавнего времени военным лётчиком. Летал он на истребителях и достигал такой скорости, что обгонял звук. В дивизии, где мы служили, так папу и называли: воздушный сокол, ас, мастер высшего пилотажа, боевой ястреб.

К самолёту папа шёл, как на праздник, и чем труднее предстоял у него полёт, тем лучше и веселее он себя чувствовал, тем счастливее возвращался домой.Придёт с труднейшего полёта, поцелует меня и маму, потреплет Мотьку, скажет что-то забавное. Пока папа ест, мама сидит напротив и смотрит на него. А он доест и тоже смотреть на неё начинает, а когда я окажусь рядом, то и на меня смотрит. Так мы сидим за столом всей семьёй и друг на друга смотрим, никаких вопросов не задаём.

О своих боевых успехах папа никогда не рассказывал, а его друзья говорили. Мама бледнела, когда они расписывали папин «штопор» или папину «петлю», или папину «бочку».

— Ты уже не мальчик, Боря, — говорила мама. — Зачем тебе «штопор»?

А он:

— Я, Олечка, в небе себя мальчиком чувствую, там у меня возраста нет. Когда папа уходил в запас, вся его боевая часть была опечалена. Приехал главный генерал. Выстроили личный состав. Главный генерал подошёл к папе и крепко его обнял.

— Спасибо! — сказал генерал, — Спасибо, дорогой папа, что вы так замечательно служили Родине. Имя ваше останется в вечном списке лучших воинов нашего соединения.Потом генерал снял со своей руки часы и надел на папину руку.Я в этот момент переволновался, потому что у папы одни часы уже были. Вот, думаю, неудобство какое, если у папы па руке сразу две пары часов окажутся. Многовато, пожалуй. Но у папы на руке других часов не было, и подарок пришёлся ему в самый раз.

Зато проводы были грандиозными! Весь дом участвовал. Пять этажей. Народу пришло видимо-невидимо. Папа ходил по этажам и прощался. И мама прощалась. И я. И Мотя. Женщины плакали и говорили, что без Ольги Алексеевнь и без Бориса Борисовича они серьёзно осиротели и теперь городку будет недоставать не только замечательного лётчика, но и замечательного детского врача.

Я тоже ходил с Мотькой по этажам и прощался. А когда вечер кончился и я пошёл спать, то вдруг увидел, что Мотька находится в тяжёлом состоянии: её обкормили костями конфетами «Грильяж», которые в этот день завезли в наш магазины. Каждый лётчик хотел оставить у Мотьки лучшие воспоминания о себе, и Мотька в конце концов чуть не подохла. Приехали мы в Ленинград, поселились в новой квартире, а утром следующего дня папа проснулся и стал нервничать Как-то странно сделалось, что вдруг не на чем ему летать.

Мама говорила, что она этого первого пенсионерского утра очень боялась.

— Какой он пенсионер? — говорила мама. — Когда он такой молодой и сильный.

Страницы: <<  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  >> 
Последние мнения пользователей
Автор: Отто
Обожаю с детства истории про Саню Дырочкина. Такие они добрые, теплые, так легко читаются! Удивительно, насколько разносторонним человеком надо быть, ...
. оптовая и розничная поставка светильников, электроустановочных изделий, низковольтной аппаратуры, оптические коннекторы рынок описания, прайс.